Приехать к морю.
Приехать домой.
если коротко

Ольга Романенко, 37 лет, из города Феодосия
(респ. Крым)

Диагноз: острый миелоидный лейкоз.
Цель сбора: Покупка препарата Амфолип
Собрано: 571 229 руб.
Необходимо собрать: 1 400 000 руб.
как все было

Ольга спит и видит, что когда выздоровеет, они с мужем поедут на море. Нет, это не стандартная мечта уставшего от городской суеты человека – море, солнце, песок. Просто Ольга живет в Феодосии, в Крыму. Приехать на море для нее – приехать домой. Характер у Ольги под стать южному климату – солнечный, жизнерадостный. Это тоже действует море. Вот Чехов, например, однажды будучи в Феодосии проездом, тут же написал в письме сестре: «Купанье до того хорошо, что я, окунувшись, стал смеяться без причины». Так что Ольгина жизнерадостность объяснима.

Но когда Ольга заболела, она будто утратила всю свою энергию и начала постепенно слабеть. Сначала заметила, что не может в прежнем темпе заниматься спортом. Ольга ходила в тренажерный зал по три раза в неделю, но пришлось перейти на два, а потом и вовсе бросить. Затем лестницы – лестницы стали для Ольги личным Эверестом. Поднимаешься и задыхаешься, как будто плетешься высоко в горах по каменистым тропам. Потом просто не было сил встать утром с кровати, хотелось спать целыми днями.

Она спала и в полусне-полубреду пыталась понять что случилось, что за напасть одолела ее тело, почему сил вообще не осталось. Она вспоминала маму. Мама у Ольги работала врачом, и поэтому Ольга с детства знала название всех самых опасных болезней. Она видела в полусне себя маленькую. Вот она прибегает домой с улицы, чумазая и растрепанная - такая, как все нормальные дети, чье детство проходит в маленьком городке, почти постоянно на открытом воздухе. И мама ловит ее, приглаживает волосы, поправляет одежду, а заодно подмечает все ли в порядке: «А это у тебя что за синяки? Упала? Точно упала?». Оля вырывается и смеется: «Точно, пусти».

Она улыбается и сейчас, едва приоткрывая тяжелые, налитые сном веки. Теперь она понимала, чего мама боялась тогда: синяки на коже, кровотечения, неимоверная слабость, одышка – все это признаки болезни, рака крови. Может у меня рак? – вяло думала Ольга. Но не было сил даже разбираться, начать действовать.
Этого Ольгиного состояния полусна-полуяви больше всего испугался муж. Сначала думал: даже хорошо, что Ольга много спит, говорят же, если болеешь, во сне организм восстанавливается. А потом стало страшно – она спала так много, что казалось, однажды просто не проснется. Он стал тормошить ее, будить, заставлять вынырнуть из снов. В конце концов Ольга послушалась - добралась до врача, сдала кровь на анализ, а когда получила результаты, позвонила мужу и заплакала. Потому что врач смотрел на показатели крови с ужасом, а на Ольгу с жалостью и повторял несколько раз: «Срочно к гематологу».

«Это точно рак крови», - сказала, плача, Ольга мужу, и тот не знал, как ее утешить.

Феодосия - прекрасный курортный город, если вы хотите отдохнуть, но вот болеть раком в Феодосии нельзя – нет даже специализированной клиники. Поэтому Ольгу отправили сначала в Симферополь, где подтвердили диагноз, а затем в Москву, в Гемцентр.
«Это точно рак крови», - сказала, плача, Ольга мужу, и тот не знал, как ее утешить.

Феодосия - прекрасный курортный город, если вы хотите отдохнуть, но вот болеть раком в Феодосии нельзя – нет даже специализированной клиники. Поэтому Ольгу отправили сначала в Симферополь, где подтвердили диагноз, а затем в Москву, в Гемцентр.

Началось лечение, несколько курсов химиотерапии, тошнота, слабость, потеря волос и бесконечная сонливость. Сначала Ольга с мужем продали свой небольшой бизнес в Феодосии – они пекли хлеб. Потом из Феодосии приехала помогать Ольгина дочка – ей 18 лет. Друзья и родные тоже помогали, кто чем мог – борьба с раком объединила всех. Но насчет формы лейкоза с самого начала было ясно, что только химиотерапия Ольгу не спасет, потому что лейкоз у нее не простой, а острый миелоидный. Такой не лечится без пересадки костного мозга. Тогда к Ольге приехал брат и сказал: «Что нужно? Сдать костный мозг? Берите». Он прошел типирование и вот большая удача – подошел на 100%.
Осталось одно «но», о которое, как о волнорез, разбиваются Ольгины мечты. На фоне химиотерапии у нее начались осложнения – сложная и агрессивная форма бактериальной пневмонии. Вылечить ее непросто, обычные лекарства не помогают, нужен препарат Амфолип, трехнедельных курс которого стоит почти полтора миллиона – 1 400 000 рублей, если быть точной. И вот тут начинается цепочка причин и следствий, без которых Ольге не жить: если не вылечить пневмонию, пересадку делать нельзя; если не делать пересадку, короткая ремиссия, которая наступила у Ольги после 4-го курса химии, закончится, и будет слишком поздно вообще что-либо делать.

Помогите Ольге, пусть ее сны о доме станут реальностью. Окунуться и смеяться без причины – разве не прекрасно?

Текст: Мария Строганова
Фото: Азат Бикинин, личный архив
Ольга Романенко с дочерью и супругом.