Профессия: медсестра
Источник: Sk.ru
Рели Алон, вице-президент по медсестринскому делу и парамедицине Hadassah, и ее коллега Полина Пекер, директор центра руководителей медицинского персонала в Hadassah, приняли участие в работе первой в России международной школы медицинских сестер на базе «Хадасса Медикал» - российского филиала израильской клиники в Сколково; Школа организована совместно с Московским международным медицинским кластером и РУДН.

После презентации Рели Алон и Полина Пекер рассказали в интервью Sk.ru о том, чем примечательна работа медсестры в Израиле и каков ее статус в национальной системе здравоохранения.

Меритократия

Сегодня в израильском здравоохранении медсестра «почти равна врачу», говорит Рели Алон, имея в виду и профессиональный статус, и личностные отношения между врачами и сестрами, недаром среди персонала клиники Hadassah так много браков между сестрами и врачами, примером чему является ее собственная семья.

Такая ситуация существовала в Израиле не всегда, подчеркивает Полина Пекер, которая приехала в страну из России примерно в то же время, что Рели познакомилась со своим мужем-врачом. Но с годами статус медсестры неуклонно повышался, и это происходило параллельно с повышением ее профессионального уровня. «То, как я разговаривала с врачом 30 лет тому назад, и как он разговаривал со мной, - очень отличается от дня сегодняшнего, - утверждает Полина. - Сейчас мы партнеры. Мои знания и знания врача вместе позволяют нам найти правильный подход к больному».

Если назвать одним словом, это меритократия. Обе собеседницы Sk.ru прошли все ступени своей карьеры с самых азов профессии. Рели Алон начинала медсестрой в киббуце, единственным медиком на 800 человек, и ее рабочий день был 24/7. Затем поступила в школу медсестер и по окончании годовых курсов стала акушеркой, в каковом качестве проработала 10 лет, после чего сама возглавила их. Еще через пять лет ее назначают деканом медсестринского факультета школы медицины Еврейского университета Иерусалима. К тому времени она уже стала магистром медицины и получила степень PhD в области гендерных исследований.

Карьера Полины Пекер начиналась в онкологическом отделении больницы, которое медсестра через год сменила на реанимационное отделение. В реанимации главная сестра отделения год присматривалась к новенькой, прежде, чем дать рекомендацию на специализированные курсы. «Работа была тяжелой, и некоторые сестры, пришедшие одновременно со мной в отделение, уходили. Но те, что остались, упорно повышали свои профессиональные навыки».

Так говорит человек, двадцать лет проработавший главной медсестрой хирургического отделения, где под ее началом было около сотни медсестер. Ныне Полина возглавляет Центр лидерства медсестер в клинике Hadassah.

Престиж профессии медсестры складывается из ее академической и профессиональной подготовки, но и, не в последнюю очередь, из ее заработка. В Израиле, не самой богатой стране, зарплата медсестры выше средней. По словам Рели Алон, начинающая сестра получает порядка 2 тысяч долларов; с годами и опытом зарплата может вырасти в полтора-два раза. «У меня есть сестры, которые получают больше меня», - говорит Рели.

В зале «Хадасса Медикал», где выступали израильтянки, практически все их слушатели, не считая пары врачей, были женщины. Если бы дело происходило в Израиле, на каждую сотню слушателей пришлось бы 13 мужчин. «Медсестра в Израиле больше не чисто женская профессия, и это тоже способствует ее престижу», - замечает Рели Алон, которая сделала PhD в гендерных исследованиях.

«Есть области, в которых медбрат предпочтительней сестры. Но в целом это не имеет особого значения. На весь Израиль всего пять мужчин-акушеров, еще недавно не было ни одного, и я тоже не принимала мужчин на акушерские курсы. С другой стороны, если есть мужчины-гинекологи, почему не быть акушерам?» - смеется она.

Еще одно слагаемое высокого статуса израильской медсестры – сильный профсоюз, который, по оценке Рели Алон, обладает большими лоббистскими возможностями, чем профсоюз врачей.

Профессиональная пирамида

Но все же в основании профессиональной пирамиды – солидная академическая и специализированная подготовка.

В Израиле для того чтобы стать медсестрой или медбратом, надо иметь университетское образование. Это четыре года учебы. Причем программа одинакова для всех студентов, которые не имеют права выбирать себе курсы по вкусу – так достигается единый стандарт. По окончании выпускники, успешно сдавшие экзамены, получают степень бакалавра.

Но это не конец, а начало карьеры. Примерно 60% израильских медсестер продолжат обучение, чтобы получить степень магистра, без которой, например, невозможно стать главной медсестрой.

Более того, нередки случаи, когда медсестры не останавливаются на этом и получают степень PhD. У Рели Алон на медсестринском факультете, который она возглавляет в Еврейском университете, три десятка медсестер занимаются по программе PhD.

Зачем это нужно?

«Я говорю своим медсестрам, что у них три варианта развития профессиональной карьеры, - рассказывает вице-президент Hadassah. - Первый – работа в клинике, где медсестра может специализироваться в определенной области, проходя дополнительные курсы. Второй – академический: хочешь преподавать в университете, получи ученую степень. И, наконец, можно заниматься исследованиями, и в Израиле все больше и больше таких медсестер. Каждому нужно найти свой путь: если ты не особенно хорошо ухаживаешь за пациентами, возможно, преуспеешь в академической сфере или в исследованиях. Я всегда говорю: там, где ты особенно хорош, у тебя есть шанс стать лучшим».

Таким образом, помимо солидной академической подготовки, медсестры в Израиле получают профессиональные знания на специализированных курсах. Это то, о чем рассказывала Полина Пекер: год к ней присматривалась главная медсестра, прежде, чем рекомендовала ее на курсы по реанимации. Максимальное время, что сестра может проработать в специализированном отделении без прохождения таких курсов, - два года.

Тут история заключается в следующем. Клиника платит львиную долю стоимости обучения на курсах, остальное доплачивает медсестра. Обучение происходит без отрыва от производства; при пятидневной рабочей неделе сестра два дня учится. За ней сохраняется базовая часть зарплаты, хотя медсестра теряет надбавки. «В финансовом отношении это непросто, но мы понимаем, что повышаем свой профессиональный уровень. После окончания курсов ты видишь по отношению врачей и других сестер, насколько это важно», - говорит Полина.

Израильская специфика

Как видно, на каждом шаге по лестнице, ведущей на вершины профессии медсестры, участники процесса платят из своего кармана – и сами сестры, и клиники. Единственное исключение составляет профессия военной медицинской сестры. Первая в стране школа военных медсестер открылась два года назад в Hadassah, чем здесь гордятся. «Армии не хватает медицинского персонала, поэтому она готова платить за подготовку специалистов», - рассказывает Рели Алон.

Ускоренные курсы длятся три календарных года, при этом учеба происходит без летних каникул. По окончании курсов медсестры подписывают с армией контракт на три года, в течение которых они обязаны прослужить в войсках.

Аналогичная университетская программа существует для военных врачей. Можно стать доктором бесплатно, но после этого военврач прослужит четыре года в армии. Этот путь выбрал для себя младший сын Рели.

В Израиле, где существует всеобщая воинская повинность, юноши и девушки перед поступлением в университет проходят действительную службу, поэтому поступают в вуз позже, чем в большинстве других стран, – в 22-23 года, с учетом распространенной в стране практики, когда перед тем, как сдать вступительные экзамены, будущие абитуриенты берут год на то, чтобы поездить по миру.

Выбор профессии в этом случае бывает более осознанным.

«Израильская медсестра – очень независимая и профессиональная, и это уважаемая фигура в нашем здравоохранении, - утверждает Рели Алон. - Она пользуется уважением и врачей, и пациентов. Наша модель заключается в том, что врачи и медсестры составляют единую команду, в центре внимания которой – больной.

Врач всегда интересуется мнением медсестры во всем, что касается ведения больного. Я поддерживаю такую независимую роль медсестер в моей клинике, и в большинстве израильских больниц происходит то же самое».

Рени и Полина говорят, что медсестра может оспорить решение врача, и такие случаи нередки. Разумеется, это происходит в ординаторской, а не у постели пациента, перед которым и врач, и сестра выступают единой командой. Авторитет медсестры строится не только на ее знаниях и опыте, но также и на том, что она проводит с пациентами больше времени, чем врач.

Например, когда из больницы выписывают пациента, врач обязательно поинтересуется мнением сестры, готов ли больной к выписке, есть ли в его семье условия адекватно ухаживать за ним. И если сестра говорит: «Рано», - пациент остается в клинике еще на какое-то время.

Есть особо деликатные случаи, когда в клинику обращается пациент, допустим, с неоперабельным раком. Семья настаивает на операции. Врач и медсестра должны попытаться объяснить, почему операция не даст результата. «Зачастую, именно сестре удается сделать это наиболее человеческим образом», - считает Полина Пекер. И дело не только в человеческих качествах сестры: она проходит соответствующие курсы по коммуникации.

Международное сотрудничество

Добившись успехов в подготовке медсестер, Израиль продвигает свои ноу-хау в другие страны –примерно так, как поступает другая малая страна, Финляндия, в области школьного образования. У Hadassah партнерские программы с четырьмя клиниками в Китае, и Рени Алон, недавно побывавшая к одной из них, рассказывает об этом опыте.

У двух стран, чья медицина и традиции совершенно отличны, оказалось любопытное совпадение: и там, и там доля мужчин в среднем медперсонале составляет 13% (в Америке порядка 20%).

Другим пересечением является престиж профессии медсестры. В Китае медсестры, в условиях гигантской конкуренции, готовы работать практически без отпуска. Рели приводит пример: одна из ее собеседниц вышла замуж, но наутро ей пришлось выходить на дежурство.

Когда Рели Алон встречалась с медсестрами в одной из китайских клиник, обратила внимание, что все они ходят в белых шапочках. Она говорит им: «Да снимите вы свои шапочки, сейчас уже их никто в мире не носит». Те в ответ: «Не можем без разрешения главного начальника».

При встрече с этим главным начальником Рели Алон между делом сказала ему про шапочки. Тот говорит: «Нас не поймут, никто в Китае так не делает». На что вице-президент Hadassah посоветовала ему стать первым, кто избавит медсестер от ненужного элемента униформы. Через пару месяцев после того разговора Рени на электронную почту пришли фотографии из Китая: китайские медсестры выстроились в ряд и подбрасывают вверх свои шапочки, прощаясь с ними.

Это, конечно, курьез, говорит Рели Алон, но в целом она и ее коллеги очень заинтересованы в международном сотрудничестве и обмене опытом. Вот почему они с большим энтузиазмом приняли приглашение участвовать в открытии в Московском международном медицинском кластере сестринской школы. В конце месяца представительницы клиники Hadassah намерены вновь приехать в российский филиал, чтобы принять участие в воршкопе «Медицинская сестра будущего».

Как сообщила Sk.ru главная медицинская сестра Hadassah Medical Екатерина Белякова, Школа медицинских сестер, открытие которой состоялось в конце минувшей недели, направлена на обучение навыкам практической деятельности, применения израильского опыта школы медицинских сестер на территории Российской Федерации. Основные направления школы - лидерство среднего медицинского персонала и удовлетворенность пациентов; трансфер международного опыта медсестринского дела; внедрение инновационных подходов к обучению в госпитале; мотивация медицинского персонала, а также управление конфликтами и рисками и принятие решений в конфликтной ситуации.

Error get alias
Error get alias